Путин надо было инвестировать не в армию, а в медицину

Политика / Общество 15-апр, 04:189 4 752 0

Путин надо было инвестировать не в армию, а в медицину


Коронавирус радикально изменил систему вызовов и угроз XXI века. Ракеты и танки бесполезны в борьбе с эпидемией. России надо было инвестировать не в армию, а в медицину.

Пандемия коронавируса SARS-CoV-2 еще в разгаре, но уже наглядно показала, насколько власти по всему миру готовились к войне, накапливая запасы вооружений и тратя колоссальные ресурсы на разработку новых.

К приходу же COVID-19 никто оказался не готов, несмотря на то, что все, разумеется, смотрели «фантастические» голливудские фильмы, в которых человечество гибнет от таинственного вируса.

Скандалы с поставками медоборудования и защитных масок показали, что мировая медицинская промышленность гораздо меньше и слабее военной, а конкуренция за ее продукцию острее. Когда мир выйдет из нынешней пандемии, он еще долго будет укреплять свою «медицинскую безопасность». И Россия могла бы быть в числе самых передовых стран, но, похоже, окажется в «третьем мире».

Путин выбрал ошибочный путь


Мир осознает, как важно инвестировать в здравоохранение. Советский опыт создания системы государственного медицинского обеспечения мог бы сейчас многим пригодиться. И Россия могла бы делиться этим опытом, если бы сохранила и развивала этого. Однако Владимир Путин и его команда сделали 20 лет назад другой выбор.

В 1999 году Россия и Путин стояли на распутье. За спиной была разваливающаяся советская экономика. Вокруг — стремительно растущая после кризиса 1998 года новая, российская. Надо было выбрать правильную дорогу, чтобы догнать промышленно развитые страны и не оказаться в числе аутсайдеров.

У России тогда были ядерное оружие (как гарантия ненападения), ветхая советская социальная и медицинская система (нищая, но в потенциале конкурентоспособная), примерно такой же военно-промышленный комплекс. Ну и конечно — нефть и газ, а также другое сырье.

Россия экономически слишком слаба, прямо говорил в 2006 году Владислав Сурков, и ее, мол, просто могут растоптать на пути в будущее. Поэтому мотором национальной экономики была выбрана «сила» — укрепление армии и развитие ВПК.

Милитаризация VS здравоохранение


В 1998 году, то есть за год до реального прихода Владимира Путина к власти, Россия тратила на оборону 1,6% ВВП. Причем при Ельцине военные расходы сокращались: в 1991 году их доля составляла 6,3% ВВП.

В течение 20 лет правления его преемника эти проценты, как правило, неуклонно росли (абсолютные суммы долгое время росли за счет общего роста доходов государства), а в 2019 году уже 16,2% государственного бюджета выделялись на национальную оборону. То есть, за 20 лет эти расходы выросли примерно в 10 раз, причем важны именно проценты к ВВП, поскольку они показывают, чему отдают приоритет российские власти.

Иное дело здравоохранение. Владимир Путин получил в наследство от Бориса Ельцина остатки советской социальной системы, в том числе, здравоохранения, которую при первом президента России пытались законсервировать, пусть и не в лучшем состоянии.

К 1997 году расходы на медицину выросли до 4,6% ВВП, правда, в 1998 снизились до 3,6%. Но Путин так успешно «оптимизировал» здравоохранение, что расходы на него так и остались на уровне все тех же 3,6% ВВП.

При этом в целом по стране здравоохранение скорее деградировало. Вице-премьер и бывшая глава Минздрава сейчас прямо признает, что оптимизация был проведена из рук вон плохо. А секретарь Совета безопасности Николай Патрушев под влиянием коронавируса внезапно осознал, что страна почти потеряла медицинскую промышленность.

В некоторых регионах России не хватает даже базовой экипировки, не то что аппаратуры. Все деньги вложены в оборону и, в первую очередь, за счет медицины.

Впрочем, аппаратами искусственной вентиляции легких страна местами оснащена до сих пор лучше, чем многие другие государства и даже продает их в США. Это, кстати, еще одна страна, которая уделяла явно недостаточно внимание развитию общенациональной системы здравоохранения. И таких стран еще много. Так что небольшой шанс стать «экспортером здравоохранения» у России все же сохраняется.

Но только в том случае, если Кремль срочно изменит свою стратегию в сфере безопасности и свернет российское участие в военных конфликтах за рубежом. Они поглощают из бюджета страны ресурсы, которые могли бы пойти на финансирование ответных мер на главный вызов XXI века. Из-за падения цен на нефть на все денег не хватит, так что непродуманные инвестиции недопустимы.

Конец личной истории


Владимиру Путину нужно честно признать, что стратегически он вел страну в неверном направлении. С помощью войны и торговли страхом во всемирном масштабе в мировые лидеры уже не выбиться.

И без того слабая экономика России неизбежно просядет под тяжестью коронавируса, и ВПК — а шире «война» в качестве системообразующего стержня — уже не сможет быть локомотивом развития.

Все патроны расстреляны, но противник пробрался через дыхательные пути.

По нему не попадешь даже из С-500, и геополитика против него не поможет. Чтобы остаться конкурентоспособными, надо удовлетворять мировой спрос на новую безопасность — медицинскую.

ИВАН ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ
Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.
Лучшее
Соц. сети
Календарь
«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930