"​В 50 лет я стала бомжом": как в ОРДЛО "отжимают" квартиры переселенцев и чем это грозит

Мнения / Общество 27-июл, 19:229 4 702 0

"​В 50 лет я стала бомжом": как в ОРДЛО "отжимают" квартиры переселенцев и чем это грозит


Оккупанты на Донбассе перешли от угроз к их исполнению: в ОРДЛО стартовал процесс продажи "арестованной", а по факту ворованной недвижимости переселенцев. Боевики выставили на аукцион жилой дом площадью почти 300 кв м в Ясиноватском районе Донецкой области. Таким образом, был создан преступный прецедент. Какую опасность для украинских граждан несет большая конфискация в ОРДЛО и существуют ли механизмы защиты своего имущества.

Преступная схема


О конфискации имущества переселенцев "администрации" ОРДЛО начали говорить едва ли не с самого начала оккупации Донбасса в 2014 году. По данным Минсоцполитики, в Украине насчитывается почти 1,5 миллиона внутренне перемещенных лиц (и это только официально зарегистрированные ВПЛ). Понятное дело, что вся их недвижимость все эти годы "мозолила" глаза оккупантам, оставаясь лакомым куском.

Правда, верхушка оккупационных администраций о своих квадратных метрах позаботилась уже давно: так, например, фейковый глава ДНР Денис Пушилин многие годы благополучно живет в особняке бизнесмена-переселенца Сергея Хановича.

"Приехали вооруженные люди на нескольких машинах, с БТРом, сказали, что им нужно обыскать дом, так как у них подозрение, что в доме находится труп. Их впустили в дом, открыли, прошли вместе с ними, убедились, что никаких там трупов нет. Они говорят, что все равно этот дом теперь опечатан, мы будем производить следственные действия. А буквально на второй день туда въехал Пушилин", - жаловался в СМИ Ханович.

Но кроме Пушилина облагодетельствовать квадратными метрами, очевидно, необходимо и других функционеров "молодых республик". И от намеков и угроз оккупанты решили перейти к делу.

В активное наступление на собственников недвижимости оккупанты пошли в апреле этого года, когда фейковый глава ДНР Денис Пушилин издал так называемый указ "о принятии в муниципальную собственность бесхозяйных недвижимых вещей и выморочного имущества".

Согласно этому "указу", любое имущество в оккупации, по большому счету, может быть признано "бесхозяйным" (четкого определения не существует). Для этого достаточно лишь обращения в местную "администрацию" юридического или физического лица (например, заявление соседа).

Если спустя 30 дней собственник имущества лично не явится в оккупационную "администрацию" для подтверждения своих прав, недвижимость будет записана как "бесхозяйная", а через год уйдет в муниципальный маневренный фонд. А уже из этого фонда имущество может быть передано, например, боевикам ДНР и их семьям. Вот и вся схема.

Очевидно, что возвращаться в оккупацию для подтверждения своих прав на имущество большинство беженцев просто не рискнет. Одна из них – переселенка из Донецка Светлана, у которой оккупанты "отжали" квартиру.

"Нам туда ехать нельзя. Мой средний сын был одним из организаторов и активных участников митингов протеста. Их главного вдохновителя убил ножом в горло на митинге российский зек, - рассказывает Светлана.

– Сейчас мы снимаем жилье в Украине уже шесть лет. В Донецк не ездили. Просто все бросили и уехали. С пустыми руками. Ручную кладь (блендеры, миксеры, утюги, одежду) с автобусным перевозчиком не пропустила украинская таможня.

У меня связь с "прошлой жизнью" только через соседку. Так вот, соседка сказала, что принесли баснословный счет за коммуналку за шесть лет, невзирая на то, что в квартире все это время никто не жил. Оплачивать я не вижу смысла, так как нам бы здесь с квартплатой разобраться. Да и в "счастливый исход" этой войны я слабо верю, во всяком случае, в ближайшее время. Зачем выбрасывать деньги?! Вот так в 50 лет я стала бомжом".




Конечно, и до "законного" обоснования оккупанты отжимали недвижимость в ОРДЛО все эти годы, пока идет военный конфликт.

"За это время все "жирные" объекты уже расхватали, - рассказывает директор "Восточной правозащитной группы" Вера Ястребова. – Прежде всего забрали бизнесы, коммерческую недвижимость, предприятия. Теперь добрались до жилого фонда. Мотивация принятия всех этих квазизаконов – катастрофически необходимо как-то наполнить местные бюджеты".

Теперь же, когда Пушилин дал команду "можно", оккупационные "администрации" развернулись на полную. В сепаратистских СМИ еще с мая стали появляться новости об арестах квартир переселенцев. А вот теперь появился прецедент, когда конфискованное жилье выставили на торги. Реализует "арестованную" недвижимость, специально созданная под это дело компания "Восток Трейд Групп", зарегистрированная в Донецке.

Как защитить квартиры


Но как быть? Существуют ли механизмы удаленной защиты своей недвижимости? По словам экспертов, таких механизмов, к сожалению, нет. Вера Ястребова уверяет, что оккупанты намеренно создали условия, при которых защитить свое право собственности, если ты переселенец – невозможно.

"Это заведомо невыполнимые условия. Когда на одной чаше весов жизнь и здоровье, а на другой имущество, то выбор очевиден, - поясняет Ястребова. – Но дело тут вот в чем: незаконные вооруженные формирования по квазизаконам занимаются рейдерством.

Если вы проявляете инициативу и действуете в рамках предложенной ими парадигмы, то, соответственно, вы признаете незаконные вооруженные формирования и их так называемые законы. Но я бы никому не рекомендовала ехать туда, так как это может быть предлог для того, чтобы арестовать, задержать, взять в плен. Никому не советую вестись на эту манипуляцию".


"Когда мы говорим о территории, где царит полное беззаконие и произвол вооруженных банд, то защитить там, к сожалению, ничего нельзя. Единственный совет – просто продать свое имущество. Но чем дальше, тем сложнее это будет сделать", - добавляет "Апострофу" представитель Донецкой области в трехсторонней контактной группе Денис Казанский.

Эксперты советуют переселенцам лишь сохранять законные украинские документы на право собственности. Ведь рано или поздно война завершится, и реальные владельцы недвижимости смогут вернуться на Донбасс.

"Мина" для Украины


Но есть здесь один нюанс. Да "указы", "законы", "распоряжения" оккупационных администраций и сделки купли-продажи, проведенные по правилам оккупантов, не имеют никакой юридической силы.



"Все эти бумажки, выданные этими организациями, не имеют никакой силы. Я могу у себя дома на принтере такие же распечатать и это будет ровно то же самое. Это все игрушки, сувениры, - добавляет Казанский.

– Но тот факт, что эти процессы идут и объекты недвижимости выставляются на продажу, уже говорит о том, что никакой нацеленности на реинтеграцию нет, что россияне не собираются нам отдавать Донбасс и все эти разговоры о выполнении Минских соглашений с их стороны – полная чушь".


Тем не менее, деоккупация все же вероятна. И в теории, раз "законы" ОРДЛО в юридическом поле – ничто, то реальные собственники просто вступят в право владения своим имуществом. Но было бы все так просто.

Например, проблема незаконно занятого жилья в ходе грузино-абхазской войны, за 25 лет до сих пор не решена. Да, суды становятся на сторону законных собственников жилья, но решения судов просто не выполняются. Таким образом, создается серьезное напряжение в обществе.

Аналогичная угроза формируется и в Украине.


"Это одна из мин замедленного действия, которая даже в случае реинтеграции создаст социальную напряженность на низовом уровне, - поясняет аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич.

– Далеко не все заселенные люди будут боевиками с ясной историей того, что их можно просто заставить освободить помещение.

Это такая же ловушка, как и ловушка с паспортами ДНР, ЛНР. Граждане третьих государств оформились как постоянные жители оккупированных территорий. И с этими документами нужно будет что-то делать, проводить какую-то верификацию.

Россия планомерно создает ловушки, которые станут в будущем проблемой для Киева вне зависимости от того, кто будет при власти.

Может так случится, что Россия отдаст Донбасс, но при любом сценарии его возвращения: военный, политический, переговорный, возврат как есть, в понимании России это все равно должно создавать точки напряженности.

Новая украинская власть оказывается в ситуации социальной напряженности, которая складывается из сотен тысяч маленьких решений. И одним росчерком пера, одним управленческим действием это не решить. И Россия делает ставку на создание такой ситуации".

Артур Гор

Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.