Навальный загнал Путина в цугцванг – The New York Times

Политика 03-фев, 16:369 3 667 0

Навальный загнал Путина в цугцванг – The New York Times


Возможно, впервые почти за 10 лет правление президента России Владимира Путина подвергается продолжительным испытаниям на прочность.

За последние две недели тысячи протестующих выходили в выходные дни на улицы городов и поселков по всей стране, чтобы выразить свое несогласие с арестом борца с коррупцией Алексея Навального.

В ответ на это впечатляющее проявление инакомыслия все чаще применялась сила. В воскресенье было задержано более пяти тысяч человек — рекордное количество задержанных в России всего за один день, в том числе 1600 человек в одной лишь Москве.

Эта стратегия подавления протестов успешно применялась и раньше. Зимой 2011-2012 годов тысячи людей вышли с протестами против фальсификаций на выборах правящей партией «Единая Россия» и готовившегося возвращения Путина на президентский пост.

Протесты, которые некоторые провозгласили началом конца для Путина, в итоге были подавлены путем полицейских и судебных репрессий.

Судя по намеренной демонстрации силы в воскресенье, Владимир Путин считает, что сможет переждать волнения, происходящие в стране в последнее время.

Возможно, он и прав. Похоже, все складывается против протестующих, число которых по-прежнему составляет незначительную часть населения.

Хотя рейтинг одобрения Путина по сравнению с предыдущими максимумами снизился, он по-прежнему пользуется значительной поддержкой народа. Каких либо существенных признаков раскола в рядах российской элиты нет, и правительство располагает грозным репрессивным аппаратом.

Кроме того, Кремль крепко держит в руках рычаги политической власти: в Государственной Думе 335 из 450 мест занимает «Единая Россия», а остальные в основном принадлежат партиям, поддерживающим правительство.

Но не следует преувеличивать власть Владимира Путина и прочность политической системы, которой он руководит. Ни его власть, ни политическая система не так сильны, как может показаться.

Система, которую зачастую изображают авторитарным монолитом, представляет собой нечто более странное и противоречивое. Хотя в основе своей эта система недемократична (после краха коммунизма в России к власти никогда не приходила ни одна оппозиционная партия), она все же обеспечивает себе легитимность благодаря поддержке электората и за счет видимого соблюдения конституционных норм.

Как выразился российский политолог Дмитрий Фурман, это «имитация демократии». Каким бы авторитарным лидером ни хотел быть Путин, ему все равно необходимо создавать видимость законности и регулярных выборов.

И в этом заключается слабость системы: она создает крошечное окно возможностей для населения, чтобы не только выразить свое недовольство, но и сделать так, чтобы оно имело политические последствия.

Именно этим и отличается сегодняшнее движение, возглавляемое Алексеем Навальным, от протестов 2011-2012 года. Наряду со своей антикоррупционной повесткой он разработал стратегию «умного голосования», направленную на то, чтобы привлечь избирателей к тем кандидатам, которые лучше всего подходят для победы над «Единой Россией», превратив разрозненные протестные голоса в более целенаправленную силу неприятия существующего положения.

Эту стратегию, впервые опробованную на местных выборах в 2019 году и вновь использованную в прошлом году, оценить пока трудно, но она представляет собой новый вызов для Путина и его партии.

По опросам «Единая Россия» набирает около 30% голосов и будет настороже — выборы в национальный парламент должны состояться в сентябре.

Оснований для массовых волнений предостаточно. С января по сентябрь прошлого года средние располагаемые доходы в России упали более чем на 10%, поскольку пандемия вызвала спад и без того вялой экономики. Уровень жизни по-прежнему неизменно низок: в 2020 году почти 20 миллионов россиян оказались за официальной чертой бедности.

В этих условиях антикоррупционные материалы Алексея Навального (в частности, его фильмы с подробным описанием роскоши, в которой купаются правители страны за счет налогоплательщиков) попали в цель.

Возможно, самым тревожным для Кремля является то, что эти идеи нашли отклик, особенно у молодых россиян. Поколение, выросшее при власти Путина, гораздо охотнее, чем люди старшего возраста, выходит на улицы и протестует против нее.

Агрессивная реакция властей на протесты явно задумана как демонстрация силы. Но она также указывает на изначальное непостоянство единодушия, на котором зиждется система. В других странах, бывших республиках Советского Союза, таких как Грузия, Украина, Киргизия и Армения, выборы, результаты которых вызвали сомнения, спровоцировали движения, приведшие к смене правительств.

Кремль хочет исключить даже саму возможность такого исхода. После ареста Навального власти арестовали нескольких его ближайших помощников. А во вторник Алексей Навальный был приговорен к двум с лишним годам тюремного заключения. Все дальнейшие волны протеста, скорее всего, будут подавляться с применением силы.

Но в ближайшие недели и месяцы Владимир Путин столкнется с дилеммой. Слишком жесткое закручивание гаек приведет лишь к еще большему несогласию и инакомыслию, а слишком откровенная фальсификация результатов сентябрьских выборов сведет на нет видимость демократии, от которой зависит власть Путина.

Но если позволить, чтобы движение Навального росло и крепло, Кремль может столкнуться с серьезными предвыборными проблемами, к которым он не готов.

До того как Россия сможет превратить свой режим «имитации демократии» в настоящую, живую демократию предстоит пройти долгий путь.

Но впервые за долгое время у Путина не все козыри на руках, и он больше не является хозяином положения.


Тони Вуд, The New York Times
Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.