26 лет подряд 9 мая Лукашенко твердит: "Каждый третий белорус погиб от рук нацистов во время войны". А что делает он? Чем омоновцы отличаются от эсэсовцев?

Мнения / Общество 16-авг, 02:339 3 084 0

26 лет подряд 9 мая Лукашенко твердит: "Каждый третий белорус погиб от рук нацистов во время войны". А что делает он? Чем омоновцы отличаются от эсэсовцев?


Я не стану делать глубоких выводов, так как наш опрос констатирует, он не выявляет причин состояния умов в Украине сегодня. Зато скажу, как бы я голосовал в нашем опросе, и приведу свои аргументы.

Признание результатов выборов в Беларуси для мене неприемлемо, так как они, очевидно, сфальсифицированы. Изгнание [из страны] (возможно, под угрозой жизни детей) главного оппонента [Лукашенко] Светланы Тихановской, которая якобы получила 10% голосов, – это только один признак страха власти перед собственной ложью.

Не могу поздравлять Александра Лукашенко. Не могу! 26 лет подряд 9 мая с высокой трибуны он твердит: "Каждый третий белорус погиб от рук нацистов во время Второй мировой войны".

А что делает он? Для Лукашенко участники протеста – это либо безвольные овечки, либо преступники и тунеядцы.

Читаю свидетельства схваченных и брошенных за решетку: "120 человек в камере. Дают литр воды и буханку хлеба на всех. Никакой медицинской помощи нуждающимся. А кто просит о помощи, тех избивают".

Это один из самых мягких примеров насилия.

Чем омоновцы в черном отличаются тогда от эсэсовцев, которые бесчинствовали в городах и селах Беларуси? Только тем, что их лица скрыты от народа.


Не могу выбрать вариант – выжидать ради финансово-экономической стабильности Украины, потому что ждать уже нечего.

В книге "Свобода слова против страха и унижения" я вывожу теорию первой жертвы. Первое убийство протестующего государством, которое обладает монополией на насилие, – это прохождение точки невозврата. Посмотрим в украинском контексте.

Второй повторный тур президентских выборов [2004 года] [Виктор] Ющенко – [Виктор] Янукович был бы невозможен и стал возможен только потому, что на Майдане не пролилась кровь.

В 2014 году, после убийства Сергея Нигояна, никакого компромисса достигнуть было невозможно. Все! Кровь пролилась.

А вот поздно вечером 10 августа в центре Минска погиб 34-летний Александр Тарайковский. Я считаю, что в Беларуси после этой гибели, после этого убийства компромисс уже невозможен.

Люди несут цветы на место убийство, их ОМОН реально жестоко разгоняет. Не трогает послов Европейского союза, которые приносят свои цветы.

Никакого компромисса, я думаю, Лукашенко уже принять не может. Он знает, что проиграет, если будут повторные выборы, а ни Америка, ни Европейский союз никакой безопасности ему гарантировать, естественно, не могут, потому что белорусские семьи ему уже не простят.

Поэтому на месте украинского правительства, президента и парламента я бы поддержал протестующих. Более того, я бы попросил посла Украины в Минске все же прийти на место гибели [Тарайковского] и возложить цветы, как это сделали послы ЕС.

Да, можно сказать, что единственный человек, который может гарантировать Лукашенко безопасность, – это Владимир Путин. Но это совсем другой сценарий – очень неблагоприятный для Украины.



Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.