«Я нигде ничего не слышал о немецком туризме в США в 1941–42 годах…»

Мнения / Общество 10-авг, 05:279 6 800 0

«Я нигде ничего не слышал о немецком туризме в США в 1941–42 годах…»


Вот и минул сто шестьдесят шестой день войны. Дорогие россияне кроют меня трехэтажным матом, что я накликал на них запрет на въезд в Европу. И что я их виню в том, что Путин напал на Украину, а они ни сном, ни духом… И вообще они починяют примус, а я их на баррикады зову, а сам хорошо устроился, сбежал с наворованными денежками и теперь толкает их под полицейские дубинки, а сам придумал паспорта «хороших русских» и чтобы я околел, сволочь.

Значит так. Я уже много раз писал и не поленюсь написать еще раз.

Дорогие россияне. Нигде, ни в одном моем посте вы не найдете моего призыва к вам идти на баррикады. Ни разу, нигде я не призывал вас идти на полицейские дубинки. Вы меня с кем-то путаете.

Я много раз писал, что в эволюции репрессивных автократий есть такая стадия, когда она уже не восприимчива к уличным протестам, а сил для разгона демонстраций и применения широкомасштабных репрессий к их участникам у нее хоть отбавляй. Я приводил примеры Белоруссии и Венесуэлы как доказательство того, что даже если вывести на улицы миллион человек — режим не рухнет.

Наши украинские друзья приводят в пример киевские Майданы. Но забывают при этом, что эти майданы были успешными лишь потому, что политический режим в Украине совсем не такой как в нынешней России, а, в некотором роде, демократический. Даже если москвичей заменить на украинцев, они в сегодняшней Москве никакого майдана провести бы не смогли.

Тогда, когда в Москве режим был такой же примерно, как в Киеве (например, в начале 90-х), москвичи проводили миллионные демонстрации и даже выходили против танков. Если и есть в чем винить россиян, так в том, что они проспали момент, когда режим прошел ту грань, за которой наступает диктатура.

Когда случился этот фазовый переход? На этот счет существует масса версий.

Одни считают, что после расстрела парламента в 1993 году, другие — что после выборов 1996 года, третьи — что после прихода к власти Путина в 1999–2000 годах, четвертые — что после ареста Ходорковского, пятые — что после мюнхенской речи 2007, шестые — что после войны с Грузией в 2008 году (очередную годовщина которой мы сегодня вспоминаем), седьмые — что после рокировки 2012 и разгона Болотной, восьмые — что после Крымнаш-2014 и т.д.

Какой из этого можно сделать вывод? А такой, что все, так или иначе, сходятся во мнении, что этот переход уже произошел и поздно пить боржоми. И я тоже так считаю. Поэтому я (в отличии от многих моих коллег по иммиграции) ни на какие баррикады никого не зову.

Второе. Я не виню дорогих россиян в том, что Путин напал на Украину. Тот, кто видел заседание Совета Безопасности РФ накануне российского вторжения, те понимают, что даже своих самых высокопоставленных и приближенных вельмож Путин предупредил о готовящемся нападении буквально за несколько дней до него.

А для подавляющего большинства россиян (и не только россиян) — это нападение было полным сюрпризом. И даже нельзя сказать, что приятным.

Поэтому винить в том, что началась война людей, которые о ней узнали утром того дня, когда она началась, я никогда не стану. С таким же успехом в этом можно винить и любого европейца или американца. Они к ее началу имеют такое же отношение, как и любой из жителей Самары или Екатеринбурга. То есть — никакого.

Но! Постарайтесь посмотреть на ситуацию глазами обычного европейца. Я — не в счет. Я всего лишь описываю точку зрения европейского обывателя.

Вот 4% российских туристов везут обратно из Европы товары двойного назначения, на которые наложены санкции. Мои российские друзья пишут мне: не неси чепухи, это никакие не сотрудники спецслужб, это обычные контрабандисты.

А что это меняет? Ок. Давайте я напишу 4% российских туристов — контрабандисты. Пусть, по-вашему. А разве это не повод ужесточить визовую политику? Разве столь масштабная контрабанда не является поводом для прекращения выдачи виз всем россиянам? (Мне ли не знать, что такое контрабанда? Я ведь сам — контрабандист! Хе-хе).

Итак, мой месседж прост: Россия воюет с Украиной. Европа на стороне Украины. Европа поставляет Украине оружие и дает ей деньги. Европа ввела против России санкции. Россия ответила резким сокращением подачи газа в Европу. Фактически, мы находимся в состоянии войны. Этакая «странная война», когда мы еще не стреляем друг в друга, но уже сильно гадим и наносим друг другу вполне ощутимый вред.

Какие, к черту, визы? Вы о чем? США вступили в реальную «горячую» войну с гитлеровской Германией только в 1943 году, когда высадились на Сицилии. Но я нигде ничего не слышал о немецком туризме в США в 1941–42 годах. Зато я слышал об американских военных конвоях в Великобританию и СССР и о поставках оружия и продовольствия тем, кто воевал против Германии.

Вы скажете, что с декабря 1941 США официально находились в состоянии с Германией. Но на это я вам отвечу, что паскудство Путина состоит в том, что он ведь Украине войны так и не объявил. Но ведь это не значит, что он с ней не воюет.

Да, я знаю, что вы не хотели этой войны. Но это не значит, что вы не будете от нее страдать. И вот это вас и бесит, и заставляет искать причину во мне. Но причина не во мне. Я виновен лишь в той мере, в какой виновен гонец, принесший плохую весть.

Реальная причина в том, что вы не хотите страдать! Вы настаиваете на формуле, что уж коль вы этой войны не начинали и ее не хотели, то вы и не должны от нее страдать. Пусть страдают те, кто ее начал и кто ее поддерживает.

Но так не бывает. Война, это такая гадость, от которой страдают все. И те, кто ее хочет и те, кто ее не хочет. Почему вы не должны страдать, а украинцы — должны? Они этой войны хотели еще меньше вас.

Или, вот, я, например, тоже этой войны не начинал. Но уже покупаю бензин по 2+ евро за литр. И плачу за электричество уже почти вдвое больше, чем год назад. Я ведь тоже могу начать скулить: почему я должен страдать? Немедленно прекратите!

Именно такой реакции от меня (и от любого другого европейца) ждет Путин. Он хочет, чтобы я потребовал от своего правительства немедленно прекратить войну. Со всеми вытекающими отсюда выгодными Путину последствиями этого «немедленно».

И потом: что стоят ваши (да и мои) страдания по сравнению со страданиями украинцев? Ну, правда, имейте совесть!

Или вот есть у меня товарищ, Илья Яшин. У него была сегодня апелляция на решение об аресте. Напомню, что он сидит в тюрьме за то, что выступил против войны с Украиной.

Вот что он сказал в суде:

«Уважаемый суд!

Знаете, каждый раз обращаюсь к вашим коллегам словами “Уважаемый суд”, и каждый раз потом себя обрываю. Ну в самом деле, о каком уважении к нашей судебной системе может идти речь? Особенно если вы своими глазами видели, как работает эта система, как отправляет в переполненные тюрьмы невиновных. Как судьи позорятся и выслуживаются ради теплых мест.

Скажу сразу: у меня нет иллюзий. Я прекрасно понимаю, что сегодня суд примет очередное позорное и несправедливое решение, как бы ни старались мои адвокаты, какие бы доводы ни приводили. Это заседание — пустая формальность и всё решено до его начала.

Я не собираюсь унижаться перед вами, гражданин судья, рассказывая как мне тяжело в тюрьме. Я не буду жаловаться на здоровье, не буду строить из себя жертву. Если кто-то и является жертвой, то точно не я.

Не сомневайтесь: мое здоровье в порядке, моральный дух силён, как никогда, и я в хорошем настроении, несмотря на заключение. На моей стороне здравый смысл, меня поддерживает огромное число людей и я горжусь тем, что не боялся и не боюсь говорить правду о преступной войне с Украиной.

Но вы отлично знаете, что мой арест — незаконный, и что от него воняет грязной политикой. Смысл этого ареста в том, чтобы надавить на меня, лишить меня трибуны и запугать тех, кто разделяет мои антивоенные взгляды. В материалах дела, которые вы лениво перелистываете, нет ничего общего с правом. Есть только военная цензура и наглый произвол.

На койке, что я занимаю в СИЗО, ещё недавно ночевал злодей, который грабил подмосковные коттеджи в составе вооруженной банды. Я видел в тюрьме разных людей. У всех свои судьбы, человеческие трагедии, драматические ошибки, приведшие их за решетку. Есть серьёзные преступники. Есть невиновные. Есть те, кто оказался здесь по нелепой случайности.

Но я единственный, кто сидит в этом СИЗО за то, что назвал войну войной. Когда я рассказываю, что мне теперь грозит 10 лет лагеря, мало кто верит, потому что настоящим бандитам здесь иногда светят меньшие сроки.

Но не буду скрывать: многие уголовники мне кажутся более приятными людьми по сравнению с судьями, которые выносят заведомо противозаконные решения. Ведь, как говорят у нас в России, “неправый суд разбоя злее”. Не забывайте об этом, гражданин судья.

И, пользуясь случаем, повторю: чудовищная война с Украиной должна быть немедленно остановлена, а Владимир Путин должен быть отправлен в отставку.»


Итак, он сидит ни за что. Вообще.

Видите: оказывается бывает страдание без вины. Потому, что идет война. Которую развязал Путин. Поэтому наши страдания закончатся только тогда, когда Путин будет побежден. А пока этого не случится — они не прекратятся. И вот когда мы его победим, вы опять начнете ездить в Европу. А мы его победим 100%.

Потому, что наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине!

П.С. А паспортов «хороших русских» я не придумывал. Их вообще не существует в природе. Они существуют только в вашем воспаленном воображении. Сон разума порождает чудовищ.
Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.