Новость из категории: Экономика / Политика / Общество

Луганск: жизнь на моей улице после войны

Луганск: жизнь на моей улице после войны


Моя улица – яркая картинка того, как могут выглядеть не исполнившиеся мечты или разбитые надежды.

Почти во всех случаях и почти всегда. И не подумайте, что это стеб, меня тоже можно отнести к тем, кто олицетворяет собой не исполнившиеся желания.

Почти из каждого дома выехали на заработки дети или мужья, когда можно еще поменять свою жизнь.

И почти в каждом доме ждут. Кто-то весны или лета, осени или Нового года. Мужа, работы, случая и лучшей жизни.

Ждут приезда, перевода денег, сумки с автобусом, денег из большого города с мужниных заработков, секс-свиданий где-то на нейтральной полосе. Ждут того, чтобы что-то отремонтировать и наладить свою жизнь. Ждут долго и терпеливо.

Молодые женщины ждут сообща у дворов, стоя с колясками и долго перетирая детали телефонных разговоров с мужьями, а старики – за воротами, у окон. Стареют, в надежде и умирают, ожидая той самой встречи с детьми.

Жизнь стала иметь другие категории времени. От встречи к встрече, от лета к лету, от приезда домой до новой шабашки.

А вернувшись сюда, начав что-то делать, понимают, как много нужно и как мало удалось привезти.

И снова ищут работу, ждут чего-то, долго примеряются и уже по-мужски перетирают, стоит ли ехать, чего ждать.

Еще почти все, кто остался здесь, не смогли прижиться где-то. Кто-то вернулся, а кто-то не смог решиться на отъезд.

И выбрав свой дом, осталась мысль-червоточина – а нужно ли было оставаться? Правильно ли это?

Конечно, старики не думают так о себе, с ними все ясно. А вот вопрос о детях беспокоит – может быть, здесь добились бы большего за четыре года, если бы не уехали?

А, может быть, как раз нужно было уезжать, не держась за дом? Вечные вопросы и вечное ожидание.

На моей улице нет богачей – все работяги: дети заводчан, хороших слесарей и электриков, тех, кто смог чего-то добиться в жизни, но не смог обеспечить своих детей хорошим будущим.

И в сравнении с жизнью родителей, жизнь каждого на нашей улице провал. У многих нет стабильной работы, нет и в помине сбережений, а их дома давно не ремонтировались.

Еще многие прошли через вереницу разводов, гражданских браков и перипетий в личной жизни. В этом тоже отличие от жизни раньше.

С войной жизнь многих не стала лучше. Люди вокруг меня не борцы по своей сути, они привыкли ждать чего-то, надеяться, работать. Кому-то не везло, а кто-то не хватал с неба звезд.

Но так вышло, что все мы оказались здесь после войны. И еще, как и раньше, образование, ученость – предмет уважения, зависти. И песок у ворот тоже предмет зависти, и перестуки молотков, и ремонт крыши.

Даже полная семья в доме – зависть: когда никто никуда не уехал, когда все борются, живут, растут и стареют вместе. И как бы плохо ни жила семья, вместе жить легче.

Те, кто остался сам, завидуют тем, к кому идут, кого не забывают. Завидуют машине у ворот и нарядным детям на праздниках. Завидуют тому, что на Пасху идут на кладбище большой семьей.

Завидуют той жизни, которой у кого-то нет. Хотя наша улица как раз большая и светлая.

В ней есть жизнь, люди и большие надежды на что-то огромное и лучшее.

Ольга Черненко

Похожие новости

Комментарии к Луганск: жизнь на моей улице после войны

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив