Новость из категории: Политика / Общество

Август, 1991 (Часть 4)

Август, 1991 (Часть 4)


Этот интересный документ не раз упоминается в описаниях событий между 20 и 24 августа. В это время шли напряженные переговоры как внутри Украины, так и вне ее. Так, известно о том, что Ельцин лично обращался за помощью к Леониду Кравчуку, чтобы тот как-то смог дать возможность приземлиться в Бельбеке самолету с его делегацией, во главе с Руцким.

Как мы отмечали выше, армия и флот выполняли указания путчистов и достичь этого было не очень просто. Но в конце концов, это удалось сделать и самолет приземлился в Бельбеке, но оказалось, что с Руцким прибыла группа «поддержки», вооруженная автоматическим оружием.

По указанию Кравчука, Севастопольский ГОВД обеспечил безопасность операции перевоза Горбачева в Москву. Если бы не вмешательство Киева, самолет вряд ли удалось бы посадить в Бельбеке, а если такое бы и случилось, там возникло бы кровопролитие между военными и людьми Руцкого и если бы даже этого удалось избежать, то войнушка произошла бы в Форосе, с участием личной охраны Горбачева.

Только деятельное участие руководства Украины и доверие к нему крымских военных, людей Ельцина и охраны Горбачева, позволило случиться тому, что потом транслировали все телеканалы мира – прилет в Москву освобожденного Горбачева.

Как это было почти всегда в истории Украины и Московии, Москва нам отплатила за добрую волю нашей же кровью. Тут надо решить уже раз и навсегда, что бег по граблям никогда не прекратится, если мы сами не решим его закончить.

Тем временем, большая часть руководства Украины была из партийной и сугубо совковой номенклатуры. Сам Кравчук и многие высшие должностные лица в этот судьбоносный период делали самые различные заявления по поводу дальнейшего развития событий.

Надо заметить, что в тот момент не было явного преобладания мнений именно этих людей о полной независимости Украины. Сам Горбачев уже понял, что приземлившись в Москве, он оказался в другой стране и даже – другой эпохе. Ни жесткая диктатура, ни радикальные реформы уже не могли сохранить империю и настал момент истины.

Если раньше были только теоретические конструкции по поводу раздела империи по границам колоний, то генерал Варенников преподнес именно украинкой верхушке урок, суть которого дошла до спинного мозга. Так Леонид Кравчук, после беседы с московскими военными, чуть не впал в кому и потребовал обеспечить себе немедленную вооруженную охрану.

По словам очевидцев, он заявил, что когда к нему явились Варенников и группа высших офицеров, он решил, что они пришли его арестовать. Макарович хорошо помнил, как был арестован Лаврентий Павлович Берия и мгновенно примерил ситуацию.

В общем, принятие решения о независимости было продиктовано не тем, что коммунисты в парламенте вдруг стали националистами и борцами за независимость, ничего подобного.

Просто они слишком хорошо знали историю своей партии и государства и представляли, что если Варенников уже выдвигал конкретные требования и в этом его поддержали командующие военными округами, то введение не просто чрезвычайного, а военного положения уже отработано в конкретных планах и все может начаться в любой момент.

До них дошло, что огромная армия, стоящая на территории Украины, будет действовать по приказу из Москвы и те танки на московских улицах, на которые они смотрели по телевизору, могут вполне оказаться и в центре Киева.

Ни Кравчук, ни другие деятели никогда не расскажут о том, с какими мыслями они вышли к 24 августу и провозглашению независимости, но мы можем предположить, что основной фактор, повлиявший на решение этих коммунистов, выглядел примерно таким образом.

Будучи по своей сути провинциальными руководителями, они могли только догадываться, как отрабатывают подобные ситуации столичные руководители империи. По сути, у Горбачева власть на время выскользнула из рук и для того, чтобы ее удержать, уже он сам должен был ввести ЧП или даже ВП, а это значит – роспуск всех местных органов власти и передача ее в руки военных администраций.

То есть, в этом случае, речь может идти, как минимум, о потере их собственной власти, а как максимум – застенки, а то и что-то похуже. Кстати, Ельцин это тоже понимал четко. Собственная безопасность диктовала исключение именно такой возможности, а этого можно было достичь только в случае демонтажа центральных органов власти империи.

В самом деле, если формальное провозглашение независимости Украиной имело некое фактическое содержание, то от кого Ельцин объявил независимость РФ? А ответ прост – от центральных органов власти.

Никакой другой расклад не заставил бы коммунистов голосовать за независимость Украины. Она им не была нужна как самодостаточное явление, это был акт самосохранения. Дальнейшая история Украины как раз и стала свидетельством того, что объявив независимость, коммунисты последовательно и настойчиво урезали эту независимость ровно до того объема, который давал гарантии безопасности лично им. Все остальное было слито в унитаз.

В этом и есть коренное отличие того, как воспользовались шансом Украина и страны Балтии. Наши коммунисты гробили, калечили и убивали независимость, насыщая весь государственный организм старыми новыми агентами кремля и в конце концов, 2014 год подвел под независимостью черту. Ее уже практически не осталось и только сейчас мы действительно за нее боремся и обретаем.

Пока мы не добились победы в войне, 24 августа будет днем формализации независимости, но мы ее тогда не получили и ее нет даже сегодня, хотя сейчас мы выбороли себе такой ее объем, которого не было за последние 300 лет.

А вот тогда, когда мы разгромим оккупанта и последний живой или мертвый захватчик покинет пределы Украины, этот день станет и днем победы и днем независимости, одновременно.

Словам и праздникам пора вернуть их прямой смысл.


anti-colorados

Похожие новости

Комментарии к Август, 1991 (Часть 4)

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив