Новость из категории: Политика / Общество

Август, 1991 (Часть 3)

Август, 1991 (Часть 3)


Утром Варенников и сопровождающие его военные прибыли в Киев, где имели знаменитую беседу с Кравчуком и руководителями силовых структур.

Со слов Варенникова стало понятно, что путчисты планируют самостоятельно ввести режим чрезвычайного положения и как стало понятно из его слов, речь шла о военном перевороте, а группу лиц, возглавивших мероприятие, можно было смело называть хунтой.

Оно и понятно, ибо основным костяком заговора была армия. В частности, планировалось ввести войска в Москву, Ленинград, Киев и некоторые другие города совка, где следовало начать операции по нейтрализации сил, представляющих угрозу.

Он подчеркнул, что войска уже приведены в повышенную боевую готовность, а это значит – получили оружие и БК, а личный состав переведен на казарменное положение (включая офицеров).

В общем, речь шла о совковом варианте чилийского или испанского переворота.

Однако многим высшим функционерам было понятно, что время для таких мероприятий уже упущено. Кстати, Варенников сделал акцент на том, чтобы в первую очередь силовые мероприятия начались с Западной Украины, где по его мнению, создалась самая нетерпимая ситуация.

На это ему было сказано, что прямо сейчас там тихо и руководители местных органов власти, услышав по ТВ о создании ГКЧП, прямо сказали о том, что любая попытка ввести ЧП окажется фатальной, ибо люди поднимутся и сделают это не с пустыми руками.

В общем, именно в этот момент большая часть партийных и хозяйственных функционеров, а также руководители местных силовых структур, решили выждать и посмотреть на то, куда склонятся чаши весов.

Они старались не проявлять инициативы, но готовились к различным сценариям. Так, председатель КБУ УССР Николай Голушко, в своих мемуарах описывает собственную стойкость и проницательность. Якобы, ему с самого начала эта затея показалась незаконной и он решил поручить начальнику своего следственного управления составить справку, в которой дать правовую оценку действиям и заявлениям путчистов.

Он с гордостью приводит полный текст этой справки в своей книге. Между прочим, текст весьма интересный для того, чтобы и мы его привели в том виде, в котором его подал сам Голушко:

«В следственном отделе КГБ УССР по указанию председателя КГБ УССР т. Голушко Н. М. проанализированы опубликованные 20 августа с. г. в газете «Известия» и других средствах массовой информации Указ вице-президента СССР от 18.08.91 г., Заявление советского руководства и Постановление № 1 Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР.

В названных Указе и Заявлении сообщается о переходе к вице-президенту страны полномочий Президента в связи с невозможностью исполнения последним своих обязанностей по состоянию здоровья.

В соответствии со статьей 127(6) Конституции СССР Президент СССР обладает правом неприкосновенности и может быть смещен только Съездом народных депутатов СССР в случае нарушения им Конституции СССР и законов СССР по инициативе самого съезда или Верховного совета СССР с учетом заключения Комитета конституционного надзора СССР.

Согласно статье 127 (7) Конституции страны полномочия Президента могут переходить к вице-президенту впредь до избрания нового Президента СССР в том случае, если он по тем или иным причинам не может далее исполнять свои обязанности. В Указе вице-президента и Заявлении советского руководства в качестве такой причины указано состояние здоровья Президента.

Вместе с тем ни в одном из средств массовой информации не опубликовано заключение врачебной комиссии по этому поводу, не сообщено о характере и тяжести заболевания, а также об отношении самого Президента к вопросу о возможности исполнения им своих обязанностей.

Таким образом, при формальном соблюдении структуры правовой нормы Указ вице-президента СССР от 18.08.91 г. о вступлении в исполнение обязанностей Президента страны лишен фактического основания, что ставит под сомнение его юридическую силу.

Ввиду того что о введении чрезвычайного положения в «отдельных местностях СССР» и образовании ««для управления страной и элективного осуществления режима чрезвычайного положения» Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР объявлено в «Заявлении советского руководства», которое не является нормативным актом, это нельзя признать законным.

Кроме того, указание в Заявлении на то, что решения ГКЧП СССР обязательны для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР, противоречит Конституции СССР.

В ней в качестве высших органов государственной власти и управления страны закреплены Съезд народных депутатов СССР, Верховный совет СССР, Президент и Кабинет министров СССР и не предусмотрено создание каких-либо специальных чрезвычайных органов, которым делегируется вся полнота власти в стране. Не является конституционным органом и ГКЧП.

Анализируемые документы входят в противоречие и с Законом СССР от 3 апреля 1990 г. ««О правовом режиме чрезвычайного положения».

В частности, согласно части первой статьи 1 данного Закона условия, при которых объявляется чрезвычайное положение, ограничены стихийными бедствиями, крупными авариями или катастрофами, эпидемиями, эпизоотиями и массовыми беспорядками. В Заявлении, которым объявлено чрезвычайное положение, ни одно из этих условий не упоминается.

Не указаны в Заявлении и, как отмечено в статье 2 Закона, «территории союзной, автономной республики или отдельные местности», на которые распространяется режим чрезвычайного положения, в связи с чем он фактически не имеет применения.

Согласно части второй статьи 2 Закона «О правовом режиме чрезвычайного положения» «Президент СССР предупреждает об объявлении чрезвычайного положения в отдельных местностях, а при необходимости и вводит его по просьбе или с согласия Президиума Верховного совета или высшего органа государственной власти соответствующей союзной республики.

При отсутствии такого согласия вводит чрезвычайное положение с незамедлительным внесением принятого решения на утверждение Верховного совета СССР». В указанном Заявлении отсутствуют ссылки на наличие просьбы или согласия предусмотренных Законом органов по вопросу введения чрезвычайного положения.

Обязывая все органы власти и управления Союза ССР, союзных автономных республик, краев, областей, городов, районов, поселков и сел неукоснительно соблюдать режим чрезвычайного положения в соответствии с постановлениями ГКЧП и оставляя за собой право приостанавливать полномочия соответствующих органов власти и управления, а их функции возлагать на лиц, специально уполномоченных (пункт 1 Постановления № 1 ГКЧП), Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР фактически присвоил себе функции высших органов государственной власти и управления в стране, что является грубым нарушением Конституции СССР.

В противоречие с законодательством входит и пункт 5 Постановления, в котором говорится о приостановлении деятельности Совета безопасности СССР, поскольку названный Совет является конституционным органом, а его члены назначаются Президентом СССР с учетом мнения Совета Федерации и по согласованию с Верховным советом СССР. В связи с этим взятие ГКЧП на себя функций Совета безопасности нельзя признать правомерным.

Учитывая изложенное, проанализированные документы ввиду неправомерности не могут быть приняты к исполнению в качестве нормативных актов.

Начальник следственного отдела КГБ УССР полковник юстиции В. И. Пристайко 20 августа 1991 года.


(окончание следует)
anti-colorados

Похожие новости

Комментарии к Август, 1991 (Часть 3)

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив