Новость из категории: Политика / Общество

Будни Зазеркалья: Зрадофилы, налетай, подешевело!

Будни Зазеркалья: Зрадофилы, налетай, подешевело!


Будни Зазеркалья.

Обрывки разговоров с друзьями и подругами из Зоны за пару дней.

— Позвони через часик, воду только что дали. Надо успеть набрать везде. А может и постирать успею. Ой, как квас! Стирать не буду. А поливать надо. Все, потом.

— Не звони мне завтра – на Родину пойду (через Станицу в Украину). Ты ж знаешь, там звонить нельзя, а то телефон отберут. И растоптать могут. (На переходе и блокпостах запрещено пользоваться телефоном – в общем, правильно. Но ужасно неудобно, когда ждешь и не знаешь, где человек сейчас находится. И унизительно – в 21 веке ходить по своей земле по правилам концлагеря).

— Потом-потом. За молоком бегу – разберут. (Возят откуда-то из Славяносербского района 3 раза в неделю. Очередь большая обычно. В прошлом году на Молодежном неутомимые пенсионерки с 6 утра стояли – привозили после 8).

— Не выспалась. Опять всю ночь шкрябали. (Живет близко к трассе. Ночью, когда перегоняют бронетехнику, очень слышно это зловещее шуршание. Как будто ползет гигатская металлическая гусеница. Я тоже не могла заснуть под этот звук. Многие спят спокойно и не слышат).

— Сегодня дома целый день – пенсию жду. Ты ж знаешь, почтальонку нашу на кривом коне не объедешь. Карточку не хочу – банкомат один, черти где, и незаряженный вечно.

Я лучше дома подожду. (Когда едешь туда после долгого отсутствия, очень трудно рассчитать, сколько взять с собой, чтоб хватило. И чтоб не таскать на себе лишнего – грабежи и воровство никто не отменял.

И тяжело привыкнуть к тому, что ты не можешь снять в любое время, оплатить что-то с карточки. Есть дорогая услуга обналички, но меня она напрягает и ценой, и тем, что ты «светишь» свои данные перед непонятным жульем. Подруги умудряются пользоваться Приват24, но он часто блокирует по геолокации. Да и со связью перебои, иногда код подтверждения не успевает прийти).

— Пиши больше на Обозревателе – ждем, как воздух. У нас же куча сайтов перекрыта. (Это из области – в Луганске как-то помягче).

— А что ты перепостила в ФБ? У меня по ссылке не открывается (Это уже Луганск. Да, я знаю, что есть пути обхода блокировок, но у многих моих там компы старенькие, да и они немолоденькие, боятся лишний раз что-то усовершенствовать).

— Да доехал он, все нормально. Не звони ему – он дня три бухать будет. Как выйдет на улицу, посмотрит, сразу домой за анестезией. (Одноклассник раз в год ездит на кладбище и проведать квартиры-дачи).

— Не передала еще ни деньги, ни лекарства. Ты ж знаешь, я как приеду, неделю выйти не могу – реву. И давление зашкаливает.

— Ну шо, подруга, давай попрощаемся. Я щас пообещала бригаду строителей кипятком из окна окатить. Они пошли в ментуру звонить. Фундамент почти рухнул, плитка с дома на голову падает, ступеньки от подъездов на улицу обсыпались – ходить страшно. 8 писем написала – ведь рухнет дом. Отреагировали – прислали козлов плитку оббивать, на другое денег нет. Центр города говоришь? Ага-ага. О, опять приперлись. Пока, потом позвоню.

— Та не, мне хватает. Я ж тут много не расходую. Как посмотришь на эти «продукты», есть уже и не хочется. Это ж не то, что у тебя там. Ой, ладно, а то так «Віденських» хочется (это тоненькие сосиски – невыгодные, едятся, как семечки. Взял – и рука опять тянется).

— Опять что-то бахнуло. Не пойму, то ли на полигоне, то ли, когда тихо, с Бахмутки слышно. Боюсь. В Донецкой области опять по мирным стреляют, слышала? И у нас какой-то мост взорвали. Где они взялись на нашу голову?

— Из Станицы вернулась. Да, ночевала. 15 человек она берет. Не, чистенько, убрано, но чужие ж люди – кто на идентификацию, кто в пенсионный, кто, чтоб на поезд не опоздать.

Да, отстраиваться начала Станица. Но эта улица так и стоит разбитая. Один наш дом целый. Я спать там боюсь – а вдруг прилетит. Да, клубника пошла уже – ты б видела, как они ящики через этот драный переход тянут.

— Русни полно в городе — «че, айда». Сами едут и скво своих тянут. Ненавижу, аж в глазах темнеет. А чего я должна свой дом бросать? Я в нем родилась, в нем и помру.

— Настроение паршивое. Весь день рушила свою работу – много желтого и синего (работает в интернате, старается хоть как-то украсить интерьер – веночки, букетики, картинки. Абсолютно аполитична – лишь бы платили. Раз жалуется, значит, уже и ее достали).

— Представляешь, я теперь, чтоб к отцу в Митякинскую (Ростовская область) съездить, должна объяснительную писать и ксерокопии прикладывать. Где я и где госслужба? (Работает уборщицей в одном из гос.учреждений, инженерной работы нет).

— Да нет, запчасти для рашки выпускаем. Погиб завод окончательно. Да не, вся инженерия теперь в семиэтажку помещается. И место еще остается.

Звонок-срыв. Звонок- «Абонент не може прийняти вашого дзвінка» (и тут же смс – «Абонент знова на зв ‘язку»). И так 15 раз – на большее терпения не хватает. И каждый раз боишься, что опять отрубили связь.

Некомфортно, неспокойно, невкусно, неуютно, бесчеловечно. Не так уж чистенько.

И не такие уж цветочки. Зато бесконечные праздники с заплесневелым советским душком и такими же исполнителями.

У меня там масса людей, которые готовы обменять свое жилье на любое в Украине.

Господа зрадофилы, давайте действием подкрепим ваше недовольство моей страной? Налетай, подешевело.

И бесплатный концерт Газманова бонусом.


Елена Воронянская

Похожие новости

Комментарии к Будни Зазеркалья: Зрадофилы, налетай, подешевело!

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив